Перейти к содержимому


Фотография

Израиль

Игра в судьбу

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 mr_Ro

mr_Ro
  • за намеренный обман антимата + 10% (c) Kurt

  • Пользователи
  • 10 788 Cообщений

Отправлено 31 Октябрь 2019 - 23:04

Израиль.

 

 

До Израиля дошли без происшествий.

Страна живёт на полувоенном положении, и лучший вариант для входа - со стороны Кипра, Турции или Греции…

Если же Вы скучающий экстремал, и жаждете приключений, входите из Ливана или Египта. Пристрастный досмотр и повышенное внимание к Вашей персоне будут гарантированы!

Запрашиваем разрешение на вход в 23 часа по местному времени. Общение со службами порта идёт на 16 канале. Он перегружен даже ночью. Разрешение приходится ждать долго. В Израиле это всегда долго. Получив «добро», входим в Герцлию.

Зная привычки израильских погранцов, капитаны вытаскивают меня на палубу, якобы полюбоваться огнями ночного города и порта, втягивая в разговор про поход Наполеона по этим местам. Меня хлебом не корми, дай порассуждать о «временах очаковских и покоренья Крыма», и я попадаюсь на нехитрую провокацию.

Пограничники подходят на самом малом ходу и без огней, в последний момент врубая на полную мощность прожектора и сирену.  От испуга я подпрыгиваю, и мечусь по палубе совершенно растерявшись. Этого-то капитаны и ждали. Раздаётся громовой хохот. Вытирая слёзы смеха, ребята машут катеру, хотя это и не рекомендуется.

Зайдя на борт, служивые внимательно осматривают яхту и документы. Кучерявая шатенка расспрашивает о цели визита, что да как...  Но всё идёт гладко, и пограничники  растворяются в темноте.

Нас постоянно запрашивают по рации какие-то службы, приходится всем рассказывать одно и то же по нескольку раз. Главное тут – ничего не перепутать и обойтись без экспромтов.

Швартуемся и ждём. Таможня работает с 8 утра...

3 декабря 2014 года и Герцлия встречают нас пасмурным, тихим утром. Ветер 2,5 метра в секунду, температура воздуха 20 градусов.

Помогаю парням снимать деревянные ламели и вынимать пакеты из оставшихся тайников.  Пакетов много, работаем быстро, но аккуратно. Как только закончили, звоню на нужный номер. Рано утром, в четверг, приезжает белый микроавтобус, Фольксваген «Крафтер». Из пришвартованной к набережной яхты, под взгляды многочисленных камер, грузим сумки в машину. На выложенной квадратами, серой каменной брусчатке набережной, ни души.

Вот и пришла минута расставания…

-Ну-с, теперь обратным курсом, к себе, в Эстонию, только девок и кокса вам достанется больше, - пытаюсь шутить я.

- Да какое там! У нас такие весёлые путешествия случаются редко. Без охраны мы бы в тех лагерях оказались только в качестве товара. Ну, а наркоту часто предлагают подсадные утки. Втюхивают многие, ты покупаешь, и тут же подходит полиция...

Нас зовут перегнать спортивную лодку. Настоящий углепластиковый болид! Пойдём через мыс Горн, через сороковые роковые, в Австралию. Никаких кают, спишь в гамаке по 3 часа, всё сырое, ничего не сохнет, комфорта ноль, солнца ноль, температура - почти ноль, только ветер почему-то в 50 узлов да волны в 9 метров, короче - романтика!  Поставим “Шексну” в самую недорогую марину Туниса, и на самолёт... 

В горле запершило, мы молча обнялись.

Валера с Костей машут обеими руками и начинают готовиться к отплытию. Израиль – дорогое удовольствие, даже когда ты просто пришвартовался на набережной.

В машине водитель и ещё трое. Солнце в лицо, значит, мы направляемся на юг и вглубь страны.

Информационные знаки синие и зелёные, но зелёных больше. Количество информационных щитов на дороге разительно отличается от Африки, здесь они стоят через каждые 300-500 метров. Электрические столбы напоминают наши вышки ЛЭП, но размером с обычный столб, может, это и есть высоковольтные вышки? Одно- , двух- и трёхъярусные...

  Зелёное буйство побережья сменяется на полупустыню - типичный для Израиля пейзаж. За очередным поворотом нас останавливают парни в белых фуражках и таких же портупеях, видимо, военная полиция. Мышцы ног и спины невольно напрягаются. Вжимаюсь в кресло и стараюсь казаться невозмутимым, глубоко и равномерно дышу.

Сидящий рядом с водителем, синий джемпер, протягивает корочки, сержант, став во фрунт, отдаёт честь и пропускает машину без досмотра.

Въезжаем в городок, с названием на трёх языках: английском, иврит и арабском, но я на заднем сидении слева, и мне их не прочитать. Похоже на арабский квартал. Шофёр и помощник того, что с корочками, помогают занести сумки в просторную комнату и уходят. Пять минут ожидания. Стол, шесть стульев и окно за плотной шторой, похоже на переговорную комнату.

Входят двое арабов, мой плохой английский разбавляется их хорошим… Приносят еду. Лепёшки, какие-то шарики из жареного гороха, интересный соус, что-то ещё, кофе и минералка.

Мы беседуем, едим и просматриваем документы.

Ещё два араба вскрывают мешки и считают купюры на машинках. 4,6 миллиона евро, всё сходится. Завершаем импровизированный завтрак. Залезаем в смартфоны и отписываемся по своим. Документы сканируем и отправляем начальству. Только что подписанные оригиналы уходят в шрёдер.

Меня снова сажают в машину и увозят на базу... армии Израиля!

В моём блоке человек тридцать-сорок. Народ из СНГ, много с Центральной Азии и Кавказа, но есть и похожие на русских!

После опроса о здоровье, делают прививки, и начинается медосмотр. На мне только брифы и шлёпки. Народ как-то странно поглядывает на меня. Причём, как «трусы в шлёпанцах», так и «белые халаты». Наконец понимаю, что все смотрят на мой нательный крестик, не выдерживаю и громко смеюсь.

Всего набралось 9 взводов по 30-40 человек. Два условно «французских», сюда попали арабы из Франции и народ из бывших французских колоний. Третий взвод «англичане», те, кто приехал из Великобритании и её бывших колоний. Есть даже американцы. Четвёртый и пятый «русские» - люди из бывшего СССР. Например, в моём, четвёртом взводе, девять человек с Памира, русский и арабский они вообще не понимают. С шестого по девятый  - арабы и неарабы из арабских стран.

Командировочные продолжают поступать на карту. Конечно, оплачиваемая турпутёвка в Израиль на три месяца, – это прикольно, но хочется домой, а уверенности, что всё закончится скоро и хорошо, становится всё меньше.

Коллегам от 25 до 35 лет, и большинство не новички в военном деле. Сами курсанты или некие организации платят по 300 евро в день за трёхмесячный курс с носа. Для меня он бесплатный, кто внёс деньги, пока не знаю.

Добираюсь до телефона и звоню Аркадьевне. Босс обещает разобраться и вытащить меня. Через 3 дня звонит в личное время, когда разрешается пользоваться мобильником, и рассказывает, что я поступил в распоряжение «ССА» (FSA) – Свободной Сирийской Армии, и теперь они решают, что и как делать. Типа, им передали спецагента и деньги, и теперь, я и деньги в их распоряжении.  На меня уже потратились, и платить неустойку, идя на обострение с ВИП-клиентом, банку не хочется. 

Закрытая военная база, чужая страна и отсутствие документов, я в шоке…

Израильская учебка называется Тиранут. Буква «Р» выговаривается с тем же успехом, что и в России. У нас отдельный блок, и мы со срочниками почти не пересекаемся.  Поражает то, что военные отдают честь только в наряде или в особых случаях, то есть почти никогда. Солдаты ходят не строем, а толпой. Построения не в линию, а русской буквой «П», точнее -  ивритской буквой «хэл», это так и называется: «построиться в хэл».  По-своему удобно: все стоят справа, слева и перед взводным, ему всех видно а его всем слышно.

Прикольная фишка: командир разрешает солдату отдых на 20 или 10 минут, можно делать всё, что хочешь, но при этом, включается секундомер. Если солдат вернулся на 2-3 секунды позже – это считается залёт. Опозданцев наказывают, от отжиманий и бега, до лишения увольнения в шаббат. Говорят, это развивает пунктуальность и дисциплину.

Все ходят в одинаковой зелёной форме. Отличить части и рода войск можно по цвету берета, и по шеврону на рукаве. Берет обычно не на голове, а под левым погоном.  Мы ходим с простыми зелёными беретами или панамками, никаких шевронов и нашивок. Большинство военных на базе носят фиолетовые береты, на шевронах -  лиса в кактусах.  Добро пожаловать в бригаду Гивати!

Все с оружием, в том числе и девушки, девушек много. Нас сразу предупредили, что на службе нельзя обниматься, даже если вы муж и жена, и рекомендую держаться от женского пола подальше, ибо легко можно загреметь за домогательства в самую настоящую тюрьму. Считается, что, твоё тело принадлежит армии. Законы на этот счёт суровы, но это говорит скорее о масштабах проблемы, чем её отсутствии.

Девушкам выдают противозачаточные, но число абортов, оплаченных за счёт армии, неуклонно растёт.

Большинство солдат, на выходные отпускают домой. Уезжают во второй половине пятницы (начало шаббата) вместе с оружием, ходят с ним по городу и даже в гости. Одеваться в штатское можно, но ходить и ездить без оружия нельзя.

Представил себе девушку в коротком ситцевом платье на велосипеде и с винтовкой за хрупкими плечами – очень сексуально!  

Подъём по сирене в 5 утра.

5.20 построение, осмотр внешнего вида, наказания за внешний вид и опоздания (отжимание и бег).

6.00 завтрак (20 минут) и перекур.

8.00 начало занятий с перерывом в 10 минут на каждый час.

13.00 Построение, разбор успеваемости, итоги занятий и наказания (бег и отжимание).

14.00 обед (30 минут) и отдых.

16.00 построение, осмотр внешнего вида, развод на наряды и занятия.

16.30-18.00 занятия, как правило, в классах и в спортзале (жара).

19.00 ужин 25 минут (тот же завтрак плюс фрукты и рыба).

19.30 -21.00 «культурная программа»: просмотр фильмов и лекции на общее развитие, но часто – разносы за косяки и наказание (бег и отжимание).

21.00 – 23.00 личное время.

23.00 отбой.

Но это не значит, что мы спали по 6 часов. 2-3 раза в неделю ночные марши в полной выкладке или налегке, от 3 до 20 км, плюс дежурства по роте и охрана периметра блока.

С вечера с пятницы до утра воскресения – расслабуха. Многие  уезжают в увольнение. Нас не отпускают, мы играем в футбол, волейбол, ходим в тренажерку или на «СамПо» - самостоятельную подготовку. 

Играем на х-боксе в «Том Кленси» или «Халф Лайф», отрабатываем тактику уличных боёв, штурм и оборону зданий, взаимодействие в группе. Играем за спецназ, и за террористов, детально разбираем и обсуждаем каждый бой. Танковые и лётные симуляторы на тех же приставках.

Наши взводные и инструкторы - не сержанты-срочники, как это принято в учебках ЦАХАЛА. Это офицеры, от капитана до полковника, с серьёзным практическим опытом, все в отставке, многие по ранению.

В 4ом, «русском» взводе, командир тоже «русский» -  майор Евгений Брик, но все зовут его Женей. Худощавый, жилистый, курчавый, на вид  лет пятидесяти. Брюнет, почти без седины, под метр восемьдесят ростом.

В 12 лет, вместе с родителями, переехал с Украины. Евгений из военной семьи, всю жизнь колесившая по гарнизонам необъятного СССР, поэтому правильнее всё-таки «переехал из СССР». 

Его спросили, ощущает ли он себя советским  или русским человеком, и как это уживается в нём с евреем?

 – Вы знаете, к концу школы, в 17 лет, я думал, что я - настоящий еврей, - начинает Женя, поправляя «тюбетейку» на затылке, которую тут носят почти все. - Но, когда в 18 лет оказался в армии, в первое же увольнение почему-то купил с приятелем бутылку водки и пронёс в часть. Мы бухали всю ночь, разнеся в щепки кубрик на 8 человек. После этого у меня возникли подозрения, что русское во мне что-то осталось. И предчувствия меня не обманули…

За декабрь дождь прошел раза 4, минимальная температура днём +12, но это редкость. Обычно воздух прогревается до 20 градусов.

Пустыня Арава, в которой расположилась база, напоминает южный Тунис, где снимали первый эпизод «Звёздных войн» - «Призрачная угроза», и куда мы ездили к Илашену. Но растительности здесь больше, есть даже деревья. Говорят, основную массу овощей в Израиле выращивают именно в Араве. Видимо, опреснение морской воды, скважины и капельный полив рулят, плюс экономия на борьбе с сорняками и насекомыми – им в пустыне почему-то не очень…

Вместо плантаций вижу только песок и изъеденные эрозией скалы из песчаника. Арава когда-то была морским дном, здесь много холмов и долин. Океан и безводная пустыня – противоположности всё-таки сходятся, диалектика! Песок и скалы кажутся выцветшими и полинялыми. Даже небо выглядит застиранным. Тучи появляются редко, от чего небосвод кажется плоским и скучным, с очень скудной палитрой красок. Без перистой и кучевой текстуры облаков, небо теряет высоту, глубину и объём. По-настоящему, небо выцветает летом, зима и начало весны в Израиле – самое дождливое, ненастное и обожаемое израильтянами время.

Заря или закат – как в горах Кавказа, отсутствуют напрочь. День вспыхивает и гаснет без раскачки, как бенгальский огонь.

Пыля по грунтовой дороге, в двадцатишестиградусную декабрьскую жару, взвод возвращается нестройным маршем на базу со стрельб. Разговор как всегда зашёл почему-то про баб, но в таком виде, какой совершенно невозможен в российской армии. Взводного спрашивают, чем еврейки отличаются от русских и хохлушек? Кто лучше? 

- Ничего, что меня увезли из СССР в 12 лет и 8 месяцев? – вопросом на вопрос отвечает смеющийся Евгений. - Бог сотворил Адама по своему образу и подобию, потом изъял часть Адама, и создал Еву. Получается, только через женщину мы можем обрести изначальную цельность и единение с Богом.

Танах – это сакральная книга, а не инструкция к утюгу! И слово «ребро» нельзя понимать буквально, скорее, это «грань» - свойство многогранной личности. Без этой «грани», мы никогда не сможем обрести гармонию и цельность. У меня прекрасная жена и двое детей, они помогают глубже понять себя, а их любовь помогает мне сильнее любить Бога.

– Что, неужели вы идеальная семья и никогда не ссоритесь?

– Нет, конечно, бывает всякое! Но споры с Богом, и роптания на него, случались не раз, один Нимрод чего стоит!  Любови учиться всю жизнь! Любовь к Богу через женщину - это и есть труд всей жизни. «Пока смерть не разлучит нас».

- Говорят, -  вступил в разговор крымский татарин Рафаэль, - что у евреев 613 запретов, и в том числе, надо развестись со сварливой женой. И если иудей праведен, и исполняет 612 предписаний, но не разведётся со сварливой женой, ему дают ещё попытку. Отправят прожить жизнь второй раз. Если же он снова выполнит только 612 указаний, но не разведётся, то отправится прямиком в ад.  Вот тебе и единение с Богом через женщину!

- Предписывающих и запрещающих заповедей действительно 613, но такой что-то не припомню. Да если бы и была, мне, мессианскому еврею, это не грозит.

- А что, кроме обычных евреев есть ещё и другие?

- Да, течений в иудаизме заметно меньше, чем в христианстве, но заметно больше, чем хотелось бы. Как и многие израильтяне, я был ортодоксальным, если хотите - православным евреем, - продолжает командир, -  но однажды, на автобусной станции в Ашдоде, ожидая рейс в Беэр-Шеву, разговорился с соседом. Алекс Бленд оказался сыном и внуком советских раввинов. Ребёнком, вместе с отцом, его выслали из СССР.  В  Израиле он сам стал раввином. Но перешёл в мессианство. Вкратце, Алекс рассказал мне за Мессианство. Но я солдат, особо в эти дебри никогда не лез, и на прощанье, честно признался: когда у меня на ладонях шерсть вырастет, только тогда я поверю в то, что Вы наговорили. Он протягивает молча визитку, а в глазах, мол, ничего, я подожду…

Возникла пауза, взвод выжидательно молчит, слышен только гул от нестройного топота армейских ботинок. 36 человек, окруживших майора, ждёт продолжения.

- И что, - неуверенно спрашивает Булат, рослый, двадцатипятилетний парень из Дагестана, – Вы занялись онанизмом? – Взвод взрывается раскатистым хохотом, и чуть не останавливается.

– Хуже, Булат, хуже. Началась Вторая Ливанская война. Во время боя, обжёг правую ладонь о раскалённый подствольник. Мне пересадили кожу с ноги, с тех пор приходится брить ладошку. Я впал в ступор, когда вспомнил об обещании, и позвонил Алексу.

Взвод входит на базу, показалось здание столовки, и разговор сразу прервался.

Мы изучаем всё: от рукопашного боя (местный стиль Самбо – Краф Мага), до управления танком и вертолётом, правда, только в теории и на симуляторах. Симуляторы представляют собой настоящие танк Меркава 4, только без брони. Вертолёт Аталеф тоже  без корпуса и винтов. Впереди и по бокам - огромные мониторы, симулятор в нужный момент потряхивает и наклоняет пружинами снизу. На экранах видно, куда и как мы стреляем, с какой скоростью движемся. То же и с вертолётом. Конечно, лётчиками и танкистами мы не стали, но завести, выстрелить, куда-то попасть, - уже сможем.

Поражает автомат «Галиль», тот же «Калашников», только рожок прямой. Складывающийся трубчатый приклад. На ствольной крышке, прицельная планка отнесена дальше, расстояние между прицелом и мушкой больше, а значит, точность стрельбы - выше. Бонусом идут кусачки с открывашкой для бутылок. Современные «Тар» и «Тавор» впечатлили, но не понравились. Очень много деталей. Сломайся такой высокотехнологичный девай в бою – как его чинить?

Нас учат вести допросы и быть допрашиваемыми. Интересная технология. Поражает то, что чем меньше ты смотришь в глаза дознавателю, тем меньше у вас контакт, и тем труднее тобой манипулировать. В наших фильмах разведчики всегда гордо смотрят в лицо своим палачам.

 

Наладив отношения с Женей, выбираю момент и обращаюсь со своей бедой. Меня интересует, что это за курс, и что будет дальше? Ему самому интересно, и майор обещает узнать. Через десять дней, в пятницу, перед началом Шаббата, Евгений вызывает в кабинет.

- Сам понимаешь, - глубоко вздохнув, издалека начинает майор. - Страна у нас маленькая, а друзей и родственников много, поэтому, навёл кое-какие справки для тебя, да и для себя тоже.

Формально, этот проект ведёт НКОРС – организация, руководящая сирийской революцией из Катара. Им помогает не менее фееричная компания из «Друзей Сирии» в Аммане. Они торгуют франшизой Свободной Сирийской Армии. Туда идут все, кому не лень: идеалисты, честно ненавидящие Асада и его режим; дезертиры, воины Джихада и просто банды уголовников. НКОСР отмывает и пилит деньги спонсоров, а легализованные джихадисты с уголовниками получают оружие и деньги, ведь теперь они официально зарегистрированная «умеренная оппозиция», которой нужно помогать!

В сентябре прошлого года «Делойт» провела аудит этой организации. Неизвестно куда пропали миллиарды спонсорских долларов! Ваш Чубайс нервно курит в сторонке!

– А откуда ты знаешь про Чубайса? – удивился я.

– Лет десять назад, приезжали родственники из России, тогда же, сжалившись. дочка подобрала бездомного кота, он рыжий, и родня предложила назвать его Чубайсом. Вот так, через кота, познакомился с ещё одной страницей истории России.

Спецпроект мутный, похоже, наши и американцы, уровня Шин-бет, ЦРУ, РУМО, иорданская УОР, оперативное командование ВОК, как минимум, в курсе. «Таймс оф Израэль» печатала статьи, «Второй телеканал» показывал репортажи – тема широко известна в узких круга… А так, у нас просто коммерческий проект: скаутский лагерь для всех желающих, ну и поддержка штанов для военных пенсионеров. Предыдущая партия ушла в Иорданию, потом в Сирию. Часть перешла в ИГИЛ и Аль-Каиду, часть влилась в ССА.

- Что-то не понимаю, Израиль готовит боевиков для ИГИЛ?

– А что такого? Израиль создал «Хамас» и теперь не знает, как от него избавиться!  Нам не нравился Ясир Арафат с его ООП, и наши умники решили его ослабить, создав альтернативу – «безобидное» исламское сообщество… Ливан был светской, почти христианской страной, теперь он почти мусульманский, где главная политическая сила – Хезболла! Из почти союзника, Ливан стал врагом – отличный результат! Посеяв ветер, Израиль пожинает бурю.

Мы же смотрим в рот США, а на остальных – сверху вниз, и наступаем на те же грабли, что и янки. Американцы создали не только ИГИЛ, но и Талибан с Аль-Каидой. Они и вьетконговцев поддерживали во Вьетнаме, пока те воевали с французами… И это их ничему не научило, хуже – это не учит и нас! Бен Ладен был агентом ЦРУ. Говорят, Аль-Багдади, начальник ИГИЛ, сильно пошёл в рост после того, как американцы почему-то выпустили его из своей тюрьмы. И это при том, что сотни людей сидят в американских тюрьмах без приговоров, только по подозрению в терроризме. Так что,  ничему не удивляйся!

- Как же так получается, что у вас, израильтян, самые крутая армия и разведка, а вы так прокалываетесь?

– Ну, перед Второй Ливанской войной у нас считали, что Хамас – это 2000 бандитов с АК47, и захват в плен наших пограничников, тогда показался хорошим предлогом наконец-то покончить навсегда с Хамас. А получилось, что наша разведка не знает, что творится в 3-10 км от границы! Потеряно более 200 единиц бронетехники, флот из портов нос боялся высунуть, после того, как эти «бандиты с калашами» чуть не потопили боевой корабль! Моряки не знали, что ещё у шиитов есть, кроме противокорабельных ракет! Мы брали деревни по 3 раза, а потом бежали, бросив вооружение и технику. Кстати, своих союзников в Ливане мы тоже бросили, теперь там сто раз подумают, стоит ли иметь с Израилем дело. В Ливане даже назвали гору в честь русского инженера, создавшего противотанковый комплекс «Корнет», там тогда особенно нашей технике досталось. Ну, и три последние операции в Газе имели э-э… весьма неоднозначные результаты с военной, да и с любой другой точки зрения. Так что, не верь пропаганде, в ЦАХАЛ или Моссад - такие же люди, как и везде, и как все, они тоже лажают!

  –Кстати, а Моссад – это не в честь печально знаменитой неприступной крепости Масада, которую римляне всё-таки взяли?

- Насколько помню, это аббревиатура, но параллель интересная… Ладно, пора домой, если ещё что узнаю, расскажу.

- До свидания, Женя, и большое тебе спасибо!

 

Воскресение в Израиле, это как понедельник в России – самый тяжёлый день. 28 декабря, мы идём отрабатывать зачистку зданий, захваченных террористами. Наш четвёртый взвод – «спецназ», а пятый – «террористы», дожидаемся своей очереди, а потом меняемся ролями. Больше всего времени уходит на ремонт и замену дверей, им здесь достаётся больше всего. Техники настолько отработали все замены, что приводят помещения в порядок где-то за час. Так как взводов 9, а надо парное число, взвод, занявший в общем зачёте последнее место, идёт маршем 25 километров на стрельбы, «везунчиками» оказалась «трёшка» – это англосаксы.

Возвращаемся грустные – третье место. Бились же с 5 взводом, со своими же, с «русскими»! Попались бы «французики» или «янычары», мы бы им наваляли! И тут Женя говорит: - Вы знаете, что все эти штурмы «крючком» или «углом» – полная туфта? – Взвод от растерянности аж замолчал. - Это всё здорово, когда вы воюете с наркодилерами или угонщиками велосипедов, - продолжал Женя, - они чаще стреляют косяки с гаджубасом, чем из настоящих автоматов. А в бою с регулярной армией, с профессиональными военными, когда толпа влетает в здание «крестом» или «крючком», может, вы и победите, но размен у вас будет не айс. У кого, в городских сражениях с равным противником, подобное соотношение самое лучшее, знаете? Правильно, не знаете – у Красной армии! При зачистке Берлина и прочих городов после 1943 года, и… примерно эта же методика на вооружении у геймеров «Квейк Арена». Кто-то играл в «кваку»? – Оказалось, что никто.

– Штурмы, подобные сегодняшнему, хороши для полиции, военные же должны делать так: помещение – граната, очередь. Коридор\лестница – снова граната и очередь. Посылается разведчик, и только потом входят все остальные. Да, с заложниками или в полиции такой номер не пройдёт, но вы-то учитесь воевать, а не соседку от перебухавшего горе-охотника с двустволкой спасать!  В субботу организуем первенство по «кваке», проигравшее отделение идёт в наряд. Победители после обеда и до отбоя, по желанию, оккупируют комнату отдыха или спортзал.

Во вторник, вечером 6 января, Женя вызывает меня к себе.

- Игорь, тебе чай или кофе? Кнафе или крембо? – показывая на большое блюдо со сладостями, продолжил майор.

– Чай, зелёный, остальное на твой вкус, - глубоко вдохнув, говорю я.

– Вот этот «леках» пекла моя супруга, специально для тебя.

– Для меня?! Женя, что-то случилось? – Евгений тоже заваривает себе «Липтон» в пакетиках и берёт, по-видимому, крембо.

– Ты знаешь, что ты – единственный христианин на базе?

– Разумеется, и что?

– Так у вас же, у православных, сегодня Рождество, а потом, этот, Старый Новый год –  правильно произношу это название? 

- Да, правильно. Точно! В датах здесь легко потеряться, да и погода больше на август похожа… Спасибо, спасибо! – встаю и начинаю благодарить взводного.

После третьей чашки, спрашиваю: - Прости, Женя, но вроде как Иисус Христос для евреев э-э… как бы не очень, чтобы очень?  Или у вас толерантность цветёт махровым цветом, или страну накрывают какие-то новые вызовы?

– Ты помнишь, я рассказывал, что брею правую ладошку и то, что я - мессианский еврей?     – Про ладошку помню, про раввина на автовокзале помню, а про мессианских евреев - нет.

- Мессианские евреи почитают Иисуса Христа как мессию и верят в Троицу!

 - Да ну нафиг! Как так-то?!

 –Когда мне Алекс Бленд это сказал, у меня была примерно такая же реакция! Знаешь, как пришёл к Иисусу Христу Алекс Бленд? Ортодоксальный раввин в трёх поколениях, учивший Тору с 3 лет?

Как-то он сопровождал своего учителя к главному раввину Израиля. Этот раввин выходит из кабинета в приёмную, видит Алекса, и спрашивает, что тот читает?

- Танах. – Раввин смотрит, и снова спрашивает: - Ты читаешь Танах без комментариев?

– Да, а что?

– Тогда ты точно станешь христианином!

Услышав такое, Алекс был в ещё большем шоке, чем я со своей «шерстью» на ладонях! А потом взял в руки Евангелие от Марка и стал читать… Читал и думал: ну, когда же христианство-то начнётся? Тора – это же Закон, Иисус пришёл Закон исполнить, а не отменить! И все пророки свидетельствовали о Мессии.

– Подожди, Женя, ты хочешь сказать, что христиане – это просто новые иудеи, что ли? А зачем тогда они его распяли?

– Ты, наверное, не знаешь, но, когда евреи уходили из Египта, пошло только 20%, остальные просто не захотели. Это плата сынов Израиля за Моисея. Когда Христа распяли, на кресте же было написано: Иисус Христос царь Иудейский, и да – евреи своего царя и мессию распяли, а лжемессию, Бар-Кохбу, приняли, из-за чего начались Иудейские войны, и только 20% евреев осталось в живых. Понимаешь, мы заплатили за свою страшную ошибку! Кровью за кровь.  У нас, евреев, несмотря на то, что мы жили по всему Средиземноморью, был только один храм – в Иерусалиме, и он был разрушен, как и первый Храм – в наказание и по воле Бога. Теперь все жертвы Богу и спасение идут не через храм, а через Иисуса, теперь он дарит спасение не только иудеям, но и вообще всем!

– Подожди, а как же притча о ханаанке, там Иисус сравнил её с собакой, мол, детям израилевым хлеб мой, но не псам, потом-то он всё-таки исцеляет её дочь, но осадочек-то остался... Неужели он действительно только к вам, к евреям, пришёл, а остальные – это собаки?

Женя вытаскивает из ящика стола водку «Beluga», две стопки и… вяленую рыбу. Мы молча накатываем две стопки, и третью, чокаясь, «За Иисуса»!

- Игорь, а как называлась земля обетованная, в которую Моисей привёл евреев, помнишь?

- Ханаанская! И жили в ней Ханаане!

– Правильно! Тебя не смущает, что Бог даёт евреям не пустую землю, а чью-то, уже кем-то занятую землю?

– Сильно зашёл, ну и почему же? 

– Так они не просто язычники, они человеческие жертвы богу Ваалу приносили, их коллеги из Карфагена тысячи детских могил после себя оставили. Детские жертвоприношения – это богопротивно, поэтому Бог истребил их. И вот такая язычница просит Христа помочь, а завтра ночью она в оргиях с человеческими жертвоприношениями будет участвовать? Кстати, Ваал – бог солнца, бог света, а жертвоприношения ему приносились ночью, понимаешь, да? – Мы накатили ещё по стопке.

- Вообще, первый джихад на земле устроил Иисус Навин, огнём и мечом искоренявший язычество и человеческие жертвоприношения, так что это наше, еврейское ноу-хау, прикинь, да?

-Евгений, я вот на религиозные темы ещё никогда с евреем не разговаривал, тем более – с мессианским. Над всем этим надо, конечно же, хорошенько подумать. Но вот скажи тогда ещё одну вещь: зачем фараон евреев не отпускал? Понятно, рабочие руки и всё такое, но если у тебя колодцы кровью наполняются, саранча, скот мрёт и прочие казни египетские, любой на месте фараона доплатил бы, только бы Моисей свалил, наконец, из Египта! Только бы всё быстрее закончилось! Это же тупо дешевле, а он ещё и армию за ними отправил! Фараон – это же главный менеджер и генеральный директор ЗАО «Египет», а не дебил! Почему он не отпускал-то вас?

– Ну, вот представь, приходят к генеральному директору, и по совместительству живому Богу – фараону, граждане, хотят помолиться в своём храме. Отлично! Он им землю бесплатно на выбор предлагает и готов помочь со строительством, главное, чтобы они его в своих мольбах не забывали поминать. Богов в Египте - как собак нерезаных, но чем больше молятся за фараона и Египет, тем лучше. Это обычная практика! А они говорят: - Нет, нам бы в пустыню…

- А как звать вашего бога?

- А не поминай всуе господа своего, не, не скажем. – Вот тут фараону и поплохело… Пустыня – это же для египтян  вотчина смерти, а кто смертью заведует? Сет! Кто убил Озириса? – Сет! А фараон такой же бог как Озирис, ну, или почти такой же, и ему ну о-о-очень не хочется общаться с Сетом!  Это примерно, как если бы к вашему Ярославу Мудрому пришла группа товарищей и сказала: - Мы тут храм сатаны хотим строить, антихриста и конец света призвать будем, отпусти нас к бусурманам, благослови и дай денег! И начали бы всякими фокусами ему угрожать.

 - Круто! Прости, что мучаю тебя, а как  быть тогда с человеком, произошедшим от обезьяны?

- Вообще-то, наука не утверждает, что человек произошёл от обезьяны, наука считает, что человек это и есть обезьяна! Какие-то там тонконосые гоминиды из высших приматов. Их четыре вида: орангутанг, шимпанзе, горилла и человек! Типа, есть одногорбый верблюд, а есть двугорбый, но все они верблюды. Так и тут: просто это обезьяна называется шимпанзе, а эта – человек.  А что касаемо иудаизма… Из чего Бог сделал человека, помнишь? Из праха земного! Ну и вот почему бы за основу,  в качестве праха, не взять обезьяну? Вот были же неандертальцы – сильнее и выше, и даже умнее нас! Мозг неандертальца больше, чем у наших предков, а вот не помогли! Супермены и сверхчеловеки не смогли, а промысел божий – смог!

– Интересно, а почему так получилось?

–Ну, с религиозной точки зрения, неандертальцы возгордились, а гордыня – это главный смертный грех, его ещё называют «сатанинский», вот он их и сгубил. А с научной – началось обледенение, ледники дошли до Средиземного моря, и в экстремальных условиях неандертальцы не адаптировались. А наши предки, будучи слабыми и глупыми, жили большими группами, и это заставляло развивать коммуникации, социализацию, специализации, язык и прочее. Коллектив оказался более гибким и устойчивым, чем самодостаточные эгоисты-индивидуалы… Кстати, ты знаешь, что люди стоят выше ангелов, потому что у ангелов нет богоданной плоти? По этой же причине дьявол искушает людей на самоубийство!

Сирена провыла отбой. Мы вышли посмотреть первую звезду… Яркие, сочные, южные звёзды запорошили всё небо. Полнолуние. Большой диск светит так, что видно каждую травинку. Лёгкий южный ветер и 10 градусов Цельсия приятно охлаждали разгорячённых 40 градусами и теософией псевдосолдата и мессианского майора в отставке.

- Её бело-жёлтый цвет напоминает эту пустыню, а что напоминает Луна тебе? – спрашивает Евгений.

– Придётся тебя расстроить, на самом деле, вся цветовая палитра Луны – это богатство красок выцветшего асфальта. В этом смысле ваша Арава смотрится куда интереснее. Кажется, Луна грустит и завидует вашей пустыне.

 –Христос родился!

– Славим его!

Мы обнялись, троекратно поцеловались и разошлись. Женя не рискнул идти через КПП, всё-таки пьяный. Я иду спать в свой кубрик, а майор, после звонка супруге, «давит Храповицкого» в кабинете.  

В четыре часа утра нас поднимают и маршем бросают на полигон для стрельб, точнее – для огневой подготовки.

Уметь стрелять и иметь навык огневой подготовки – это две большие разницы! В реальном бою ты можешь не видеть противника, а в тире мишень всегда прекрасно видна. Цель не только надо обнаружить, надо выставить приоритеты, в каком порядке их поражать. Скорее всего, цель будет двигаться и двигаться не монотонно, и не в одну сторону... В реальном бою, ты должен делать поправки на ветер и на расстояние, стрелять днём и ночью, после марша и во время движения. В отличие от тира, ты здесь не один и действуешь в составе подразделения, и должен понимать, что делают остальные, а они – что делаешь ты. Все роли распределены. Причём, всё это и многое другое ты должен делать не как человек, впервые севший за руль, а как водитель с десятилетним стажем, т.е. автоматически. Короче, то ещё удовольствие, но для военного – это жизненно необходимый навык. И мы по несколько раз в неделю, днём и ночью, утюжим полигон.  Так же несколько раз в неделю марши с полной выкладкой. В любой момент тебе может прилететь какая-то вводная, типа, Вася Пупкин тяжело ранен, и четверо кладут этого Васю на носилки и продолжают движение. Ну, или как Ленин на субботнике – хватаем брёвна и бежим в обнимку с ними по полосе препятствий. И всё это с полной разгрузкой, оружием и броником. Хорошо, что бронежилеты не стальные, а керамические, всё-таки они легче! Каждые сто грамм веса, через несколько километров превращаются в килограмм, а потом и в два, и даже не знаешь, что лучше: недоспать, но идти в прохладе, или выспавшимся тянуть жилы по жаре. Так-то на дворе зима, что тут творится на июльском солнцепёке – даже думать не хочу!

Несмотря на то, что во взводе все мусульмане, «аллах акбар» или там «джихад» никто не кричит, всё-таки мы в Израиле. Каждый постоянно носит оружие, а хамить человеку с автоматом – довольно рискованно. Ну и все зависят от всех:  где-то подстраховал, помог, поделился предпоследним глотком воды из фляги на жаре – всё это и многое другое чего-то да стоит.

Весна в Израиле начинается в феврале. Пустыня зацветает. Прямо из растрескавшейся земли прут какие-то растения, а некоторые даже начинают цвести. В солнечную погоду воздух прогревается до 22-24 градусов, во время дождей, которых прошло примерно по десять в январе и феврале, воздух охлаждается до 14. Израильтяне специально едут посмотреть на цветущую пустыню Негев. В этом смысле Арава суше, и здесь праздник жизни не такой красочный.

Перед столовкой, прямо на территории базы, стоит небольшая толпа ортодоксальных хасидов и собирает пожертвования. Длинные сюртуки, пейсы, шляпы… Их невозможно ни с кем перепутать. Кто-то их шарахается или обходит, другие идут сквозь эту «чёрную сотню» отдавая какую-то мелочь. За подаяния хасиды их благословляют и почему-то наливают в одноразовые стаканчики несколько грамм водки «Тройка». Здоровяк Тимур, белобрысый украинский татарин, даёт им шекель, и когда хасид хочет уже перестать лить водку в стакан, перехватывает руку с бутылкой.

– Святые отцы, да не оскудеет рука дающего! – И наливает себе «с горочкой». – Ваше здоровье, святые отцы! – Залп, и скомканный пластик летит в урну. Остолбеневший командир отделения, капитан Эйтан, закрывает лицо и отходит в сторону, делая вид, что ничего не видел.

К Тимуру подбегают Аслан, Гайдар, Ильяс и Камил.

- Ты что творишь? Водка – это же харам! – невозмутимый Тимур открывает Коран на мобильнике и что-то там ищет…

- Вот, сура 4: «Женщины», 43 аят: «О те, которые уверовали! Не приближайтесь к намазу, будучи пьяными, пока не станете пони­мать то, что произносите, и, будучи в состоянии полового осквернения, пока не искупаетесь, если только вы не являетесь путником». Вот, ещё слова Аллаха. Алейхи салям! Сура 47, «Мухаммат», аят 15: «Вот описание Рая, обещанного богобоязненным! В нём текут реки из воды, которая не застаивает­ся, реки из молока, вкус которого не изменяется, реки из вина, дарующего наслаждение пьющим, и реки из очищенного мёда. В нём для них угото­ваны любые фрукты и прощение от их Господа».

- Намаз мне сейчас читать не к чему, да и выпито слишком мало, чтобы не понимать, что говорю. Ну и уж если в раю вино течёт рекой, негоже отказываться от глотка рая здесь, на грешной земле. К Корану вопросы есть? Аузу билляхи мин аш-шайтани р-раджим! Потрясённые «праведники» расходятся. Спецов по Корану здесь полтора землекопа.

У нас неделя «лагерей». На небольшой лужайке, у пещеры в скале, разбиваем палатки. Сюда приехали примерно за час на комфортабельных автобусах. Дорога часто петляла, иногда превращаясь в серпантин, поэтому сложно понять, далеко ли мы от базы.

Упражнения на выносливость и силу, согласованность действий с другими отделениями и взводами, марш-броски, умения воевать ночью, прочёсывание местности и прочие армейские радости – всё это предоставлено по полной программе. Соревнований между отделениями и взводами тоже никто не отменял.

Запомнился штурм высоты, когда для подразделения выставили живой коридор из срочников с флажками, в касках, и в «брониках». Своей «живой изгородью» они показывают границы сектора штурма и стрельбы, а стреляем мы боевыми. Под Артуром поехал камень, и он чуть не упал, а его очередь из автомата ушла чуть выше голов «живого щита». Армия, такое бывает.

Как-то вечером, за чашкой зелёного чая, заходит разговор о дедовщине. Вопрос, конечно же, к Жене. Тридцатисекундная пауза.

– Ну, во-первых, дедовщины в ЦАХАЛе нет, во-вторых, здесь с ней активно борются. Вообще, она отсутствует, но есть э-э… «традиции». Молодые шуршат по нарядам, им больше достаётся обязанностей что-то таскать-чистить. С другой стороны, евреи из неблагополучных семей, из глубинки, с африканскими корнями – попадают в одни подразделения, а европейские ашкеназы  – в другие, элитные части. Даже геи с лесбиянками у нас служат главным образом в Нахаль – это элитное и очень лево-либеральное подразделение. Так что, трансгендеры и прочие товарищи, милости просим в бригаду Нахаль, где вам выдадут салатовые береты и красные ботинки. Желающие есть? – Желающих не нашлось. Вздохнув, Женя продолжил.  - У нас нет «пятого пункта» в паспорте, как в СССР, но, понимающий человек, как по номеру автомобиля, легко поймёт, из России ты или коренной израильтянин. По нашим документам много чего интересного можно узнать. Короче, некая сегрегация всё-таки есть. Там, где люди, там иерархия, и без разницы, элитный это посёлок или тюремная камера.

– Жень, про «левую либеральность» не понял. Разве бригада в армии может быть чем-то ещё кроме армии?

-Тут история такая. Как вы понимаете, евреи здесь жили задолго до образования государства, и у каждой партии и политического движения - своё военное крыло. Сначала они вошли в Хагану, потом в ЦАХАЛ, но традиции и шефство остались. Свои идут служить к своим.

-А служат все или только евреи?

– Христиане и мусульмане –  только по желанию, как и ученики ешив – иудейских семинарий. Боле того, иногда, такого семинариста могут даже забросать камнями в своём родном районе, за то, что он пошёл в армию.

– Почему так?

- Считается, что они молятся Богу, и тем самым помогают всему Израилю, а военные – только воюют. В общем, если вы думаете, что в Израиле нет проблем, то вы ошибаетесь, их здесь куда больше, чем хотелось бы.

- Ты тоже считаешь, что выпускники ешив не должны служить?

- Нет, считаю, что обязаны, но я не ортодоксальный, а мессианский еврей.

- И в чём разница?

- Мне совершенно ясно, что мессия уже пришёл, и это Иисус Христос, а они  так не считают.

- А, это потому, что ты дал слово солдата тому раввину?

- Поначалу да, но в нашу общину приходили преподаватели ешив, раввины, они приходили к своим друзьям, бывшим коллегам и родственникам, дабы убедить их в ошибочном выборе. Они открывали Танах, Мишну и пытались нас вразумить. Максимум через 3 года они сами вступали в общину. Я хоть и не раввин, но меня они тоже убедили. 

– А вот у нас, в исламе, Иисус Христос – это пророк Исса, мир ему! Это очень уважаемый пророк, второй после Мухаммеда, алейхи салям! Но евреи же не верят в него! Почему ты стал верить в Иссу? Мир ему! – спросил въедливый татарин Рафаэль.

– Короче, я вот по книгам не спец, скажу, как чувствую: Бог совершенен, его не касается ложь, грязь, слабость, болезни, голод, страх, смерть и много другое, что и является жизнью человеческой. Как Бог может прощать или осуждать человека, если он даже не знает, что такое болезни, голод или смерть? Поэтому Бог и сошёл к людям в виде человека; он голодал, мёрз и терпел все тяжести и невзгоды вместе с нами, и даже умер, приняв мученическую смерть, искупив грехи и слабости наши. И только он может меня простить и спасти, потому что это единственный Бог, испытавший, что такое быть человеком! 

- Так, - прервал дискуссию Женя. -  Не хочу вас расстраивать, но если между нами, то в 4.30 у нас боевая тревога, и немного вздремнуть мне крайне не помешает, чего и всем желаю. Докуривайте кальян, и по палаткам, всем спать!

Разумеется, кальяна в аптечке или в сухпайке у ЦАХАЛ нет, но, раз уж наши протащили его на базу, и втихаря покуривали, то чего уж…! Тем более, по светомаскировке он лучше сигарет.

После обеда, 6 марта, наши взводные и командиры отделений накрыли в спортзале столы, пригласив 4 и 5 взвода устроить соревнования по пению и танцам за денежные призы. Караоке, номера с разбитием кирпичей руками, прочие конкурсы и веселие. Амир из 5го взвода показывал фокусы. Всем, кто участвовал в номерах, офицеры давали по 10-15-20 шекелей или какие-то сувениры.

На одной из стен был растянут красивый свиток на иврите. Три сержанта из Хейль а-хинух – местного «политпросвета», чередуясь, прочитали батальону рэп на иврите – подозреваю, что это был текст того самого свитка. Под угощение рэп зашёл нормально.

Тем, кто был в армии, хорошо известно, как на службе хочется сладкого, а тут несколько подносов треугольных налитушек с клубничным джемом. Свежие, домашние пирожки! А ещё газировка, чипсы и прочие «вреднючки» и «вкусняшки».

Номера мы приготовили заранее. Отцы-командиры принесли водку и чисто символически накатывали в некоем отдалении, после того, как «рэперы» получили свои подарки и ушли.

Соревнования на лучшую «лезгинку» сменялись песнями «Да-да-да-да, это Кавказ!», «Кайфуем», «Черные глаза»  и пр.

Примерно через полтора часа к взводному подошла группа товарищей.

– Женя, мы что-то не поняли, мы тут Пурим что ли отмечаем?

– Да, а что такое?

– Ну, как бы мы мусульмане, и заманить нас праздновать еврейский праздник – это не красиво!

Евгений берёт гитару, и начинает петь песню. Я запомнил только одно четверостишие:

«Я не еврей по Аврааму,

Но я еврей через Христа.

Евреи мне родня по праву,

Все, кто поверили в Христа»

Обстановка несколько разрядилась, и Женя продолжил.

- Ребята, кто не хочет праздновать – просто ешьте, пейте и пойте свои песни, танцуйте свои танцы! С другой стороны, а в чём проблема-то? Запрет на празднование в Коране есть? Нет! Шариат запрещает? Нет!  Вы только представьте, что убили бы не язычника Амана и его приспешников, а людей Писания – евреев, и чтобы было? Евреев нет, Торы нет, пророка Иссы нет, Мариам и Евангелия нет! Коран же предвечен, так? Он существовал на небесах всегда, рядом с троном Аллаха, и вот Аллах посылает Мухамеда, а там ссылки на Тору и Евангелие, а книг-то и нет! Второго храма нет, Мириям нет, Иссы тоже нет! Евреев вообще нет! Понимаете ситуацию? Получается, спасение евреев в Персии 25 веков назад – это исполнение предначертанного Кораном и волей Аллаха! Мусульмане и христиане должны радоваться этому спасению не меньше, чем евреи!

Понятно, что среди наших нет закончивших исламский университет Аль-Азхар в Каире или его бледную тень –  университет Медины у саудитов, поэтому, после лёгкого шока и минутного молчания, пошли следующие разговоры:

- Пурим – это типа нашего праздника весны, это как Навруз? – Спросил кто-то из 5 взвода.

– Почти. Это праздник физического спасения и радость от плотских радостей жизни, – отвечает Евгений. Тут в разговор включился капитан Эйтан:

- В Персии евреи спаслись, когда нас задумал погубить Аман – язычник и правая рука царя, отсюда и пошёл Пурим. Во Второй Мировой войне спаслись от Гитлера, а свору его нацистов повесили в Пурим. Дальше Сталин хотел уничтожить евреев. Задумал «дело врачей» и в Пурим умер, а дело закрыли. В Пурим началась Первая Иракская война, а Вторая в Пурим закончилась. Все, кто хочет уничтожить евреев, погибают сами!

- Христиане же молятся еврейскому богу, поэтому и не могут победить евреев!

– И какой выход? Сталин атеист был и тоже проиграл! 

– Надо просить помощи у более могущественного Бога, чем Яхве, у Аллаха! Ля иляха илля Ллах!

– Так вроде как Яхве и дал Аврааму сына Исмаила, обещав заботиться о его потомках – арабах, сделав их воинственными и многочисленными, но союз Бог заключил всё-таки с евреями, через второго сына Авраама – Исаака. Получается, у евреев и арабов – один Бог!

– Нет! Иудеи извратили  учение, и ушли от Бога, истинное знание – это Коран и единственный Бог – это Аллах! Аллах акбар! 

–  Думаешь, Аллах побьёт Яхве?

– Их бог – это искажённый Аллах! Альхамдули Ллях!

 – Правильно понимаемый или искажённо понимаемый – это один и тот же Бог, и воевать арабам с евреями бессмысленно, Пурим за евреев!..

В толпу ввалился здоровяк Тимур и примиренчески произнёс: – Ну, шо, ахлю сунна?! Головы и языки ещё не сломали? Айда хомячить пирожки! У вас будет целая вечность, чтобы втирать райским гуриям свои мнения об исламе! Когда ещё вы зарубаете такую свежую домашнюю кондитерку?  Осталось всего два подноса, и вечно голодный пятый взвод уже готовится к атаке! – Народ оперативно потянулся к столам.

- Для тебя, Игорь, у меня подарок, – отводя меня за соседний с офицерами столик, говорит Женя, и протягивает упаковку акульего мяса.

- Странный выбор для подарка. Спасибо конечно, но ты сам-то пробовал его? Мне кажется, это мясо едят, чтобы поставить галочку, дескать, пробовал. Или же те, кто ради потенции готов на всё, даже жевать акулий плавник. Я это мясо ел два раза, на яхте, подумал, что его неправильно приготовили, такая это гадость оказалась, а потом в приморском кафе, - такая же жуть!

- Игорь, это специальное израильское акулье мясо, тебе должно понравиться, разворачивай! –  Вскрыв упаковку, обнаруживаю там… свиное сало! Недоумённо смотрю на Евгения.

- А что делать, Игорь? В еврейско-мусульманской стране, торговцам надо как-то крутиться с предложением, удовлетворяя не всегда кошерно-халяльный спрос!

Зову Тимура. Он с удивлением и удовольствием соглашается откушать в нашем обществе лоснящуюся нарезку под лучок. Спрашивать Тимура про Шариат я не стал. Почему-то уверен, аргументы нашлись бы.

- Водку будете? – спросил нас Женя.

- Так это, вроде как нельзя…  Озираюсь по сторонам, не наблюдает ли за нами кто.

- Для воинов ЦАХАЛА нет слова «нельзя», главное, не попадаться!

- О, в русской армии такой же принцип!

- Это принцип любой настоящей армии!

- Кстати, а какое наказание за пьянку у военных в Израиле?

- Если с отягощающими – тюрьма, а так – штраф 700 шекелей.

- А это много?

-Ну-с, «Столичная» стоит 22, Курвуазье – 40 шекелей. Ты присягу Израильской армии давал?

- Нет!

- Итак, ты ещё не в армии, я уже не в армии, так что всё норм! Не дрейфь, прорвёмся!

Выпили за Россию и Херсонщину, за здоровье, и, как водится, за мир во всём мире. Кто как не солдат знает ему цену? По-настоящему полюбить мир можно только побывав на войне.

После шестой или седьмой, или восьмой стопки, капитан Эйтан пояснят, что в Пурим, каждый богобоязненный иудей обязан напиться так, чтобы не мог отличить уши Амана от груди Эсфири.

Двадцать второго марта, в воскресение, мы сдали оружие и получили новую форму. Все девять взводов выстроились на плацу базы и торжественно получают дипломы об окончании курса спецназа армии Израиля. Нас везут на обзорную экскурсию по стране, а во вторник сажают с вещами в туристические автобусы и везут в Иорданию.  Кондиционер работает на «отлично».

Большинство, и я в том числе, большую часть дороги просто спим и не видим прекрасных видов Мёртвого моря, вдоль которого автобусы едут на север. За мёртвой водой теснятся безжизненные, рыжеватые горы – это уже Иордания. 

Границу проезжаем через пропускной пункт «мост Аленби», иорданцы называют его мост короля Хуссейна. Автобусы останавливают, чтобы только пересчитать головы, многие даже не проснулись. Впереди и сзади колонны, израильскую военную полицию меняет иорданская, и мы двигаемся дальше.


Сообщение отредактировал mr_Ro: 13 Ноябрь 2019 - 14:55



Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных